Новости

22 февраля 2017

Аэропорт в лицах.

Летчик, навсегда расставшийся с небом, но оставшийся в живых

Небо всегда манило коренного мурманчанина Юрия Лангуева. Еще в детстве он решил, что обязательно будет летать, но судьба распорядилась иначе, навсегда приковав грезящего о небе северянина к земле.
Упал с 40 метров
- Если честно, сначала я хотел стать военным летчиком. В профильное училище я не прошел по здоровью, хотя это чисто условная формулировка. Медкомиссия была практически у меня в кармане, но ЛОР в военкомате, где проходила отборочная медкомиссия, заявила, что есть некоторые проблемы с носом. Я сходил на прием к врачу в областную больницу – все было в норме. Но к тому моменту, когда я принес соответствующую справку, документы из военкомата уже отправили, - рассказывает о том, как начиналась его карьера, руководитель инспекции по безопасности полетов аэропорта «Мурманск» Юрий Лангуев.
Долгожданную встречу с небом пришлось отложить на два года. Юрий Лангуев ушел в армию. К слову, служить ему довелось на Кубе. За это время он успел принять решение – стать летчиком гражданской авиации. Так, что после дембеля поступил в Краснокутское летное училище, которое позднее и окончил с красным диплом, став пилотом самолета Ан-2. Потом была учеба в Киевском институте инженеров гражданской авиации на факультете летной эксплуатации самолетов и двигателей. Правда, уже заочно. По истечению шести лет Юрий Лангуев должен был получить квалификацию пилота-инженера, которая позволила бы ему летать на Ту-154. Но помешала авария, и пришлось стать просто инженером.
- 19 декабря 1990 годы мы выполняли рейс из Краснощелья в Ловозеро на самолете Ан-2. В экипаже я был вторым пилотом. На борт мы взяли трех человек и приступили к взлету, - вспоминает тот роковой день Юрий Лангуев.
Экипаж Ан-2 попал в сложные метеоусловия – сдвиг ветра. Среагировать пилоты не успели, самолет свалился на крыло и рухнул с высоты в 40 метров. Оно-то и смягчило удар. Если бы воздушное судно упало на нос, никто бы в живых не остался, а так пассажиры и командир отделались ушибами и переломами. А вот второй пилот основательно ударился лицом об приборную доску.
- Врачебно-летная экспертная комиссия списала меня уже через четыре месяца. Можно сказать сразу, как я вышел из больницы. С разбитой головой я был не пригоден к летной работе. Перенес я это, конечно, с трудом, но надо было жить дальше, - признается Юрий.
Наперекор судьбе
Юрию Лангуеву пришлось перенести 43 операции по восстановлению черепно-лицевого скелета. Лицо было изуродовано до неузнаваемости, а ведь на момент аварии ему было всего 29 лет. Постепенно лицо удалось восстановить. Помог, как говорится, случай.
- В областную больницу приехали доктор медицинских наук Александр Иванович Неробеев и доцент Геннадий Ионович Осипов из Центрального научно-исследовательского института стоматологии. Операцию в нем надо было ждать по три с половиной года. Но оказалось, что Осипов – бывший военный штурман, попавший в 1961 году под хрущевские сокращения военных, и переквалифицировавшийся в хирурга. Он решил помочь мне как коллеге и взял на операцию без очереди. У меня было по две операции в год, зато облик стал потихоньку возвращаться, - говорит Юрий Лангуев.
Непросто оказалось и с карьерой. Авиационным техником, из которого вполне можно по служебной лестнице дорасти до инженера, Лангуева не взяли из-за ограничений по здоровью. Так, что Юрий Николаевич стал помощником командира летного отряда Ту-154 по штабной работе. В Мурманск как раз пришли прямиком с завода четыре новых самолета. А с 1996 года начались бесконечные деления авиапредприятий, их периодическое банкротство и открытие новых.
- В 2000-м прошла процедура банкротства ОАО «Мурманские авиалинии», самолеты продали, пилотов летного отряда Ту-154 разогнали. Чтобы найти себя в профессии, многим пришлось работать в Москве и Санкт-Петербурге сначала в охране, перевозках, цехах бортпитания и т.д. Только через два-три года их брали в летный состав и то вторыми пилотами, хотя здесь они летали командирами. Кроме того, приходилось переучиваться на Boeing и Airbus. Но некоторые не смогли устроиться и потеряли профессию, - вспоминает те тяжелые времена Юрий Лангуев.
Сам же Юрий Николаевич остался в Мурманске. Работал и инспектором по безопасности полетов, и в сертификации эксплуатанта, и инженером по охране труда. На его глазах менялись директора и названия по сути одного и того же предприятия, неизменным оставался только состав специалистов. В итоге в мае он пришел работать в аэропорт «Мурманск». Зато в семейной жизни все складывалось гораздо благополучнее.
- У меня два сына. Младший учится на втором курсе высшего военного летного училища, а старший – на пятом нашего МГТУ, - рассказывает Юрий Лангуев.
Мы поздравляем Юрия Лангуева и всех мужчин с Днем защитника Отечества. Желаем им мирного неба над головой, всегда летной погоды и рейсов без происшествий, а также крепкого здоровья и семейного благополучия.

Архив новостей